Павел Давыдов: Вы смотрите Общественное телевидение России, в эфире «Большая страна» — программа о людях, обществе и власти. Сегодня у нас в гостях заслуженный артист России, знаменитый актер театра и кино, главный режиссер Московского драматического театра «Человек», Владимир Скворцов. Владимир, здравствуйте!

Владимир Скворцов: Здравствуйте, Павел!

Павел Давыдов: Думаю, я не ошибусь, что наши зрители больше Вас знают по кинолентам, по фильмам, по сериалам, хотя начинали Вы и в театре, тем не менее, мой первый вопрос, знаете, легки, но все же философский отчасти, что Вам ближе, что Вам интереснее: свет софитов, зрительный зал или команда «Камера! Мотор!»?

Владимир Скворцов: Вообще на артиста Скворцова, как говорят, лучше смотреть в театре, вообще на любого артиста лучше смотреть в театре…

Павел Давыдов: Это Вы так считаете, а зрители почему-то другого мнения, я много о Вас прочитал.

Владимир Скворцов: Приезжайте в Москву, пожалуйста…

Павел Давыдов: И смотрите, да…?

Владимир Скворцов: Welcome, да я играю в театре Калягина, являюсь артистом, ну и в театре «Человек», который я возглавляю, тоже планирую поиграть. Но в принципе, если я сейчас занимаюсь театром только, целиком и полностью, значит для меня важнее театр.

Павел Давыдов: Вы как-то сказали, что сцена – это настоящий наркотик, от которого невозможно избавиться, но все мы знаем, что наркотик меняет личность человека. Давайте поиграем словами: а как сцена изменила Вас, Вашу личность за последнее десятилетие? Ваше мировоззрение, может быть?

Владимир Скворцов: Это смысл жизни, так считаю. Грубо говоря, цель. Вообще, от этого нельзя отказываться, даже придя в сторону режиссуры, я остаюсь артистом, для меня это очень важно, нельзя уйти со сцены. Я просто знаю мир театра, уже с другой стороны копнул, подальше, и мне уже многое известно, и все хитрости я знаю, ну, не все, естественно, но все, я думаю, узнаю. Пока мне это интересно, когда наскучит, может быть, что-нибудь другое…

Павел Давыдов: А сейчас ненадолго прервемся с краткой информацией о Вас.

ИНФОРМАЦИОННАЯ СПРАВКА

Павел Давыдов: Владимир, только что было сказано, что Вы можете сыграть абсолютно любую роль, а какая роль Вам больше всего запомнилась или сложнее далась?

Владимир Скворцов: В театре?

Павел Давыдов: Может быть, и в кино, это Ваш выбор.

Владимир Скворцов: Я к каждой роли подхожу, как к какой-то новой ступени, то есть невозможно, скажем, сыграл, а следующую — тут же… Я должен чему-нибудь научиться, скажем, если я играю в театре моноспектакль «Шекспир. Монологи», я сделал в своем театральном проекте, который назывался «Скворцов театр», и он до сих пор еще существует. Я вопрос поставил: могу ли я держать час на себе внимание зала? Вообще я против моноспектаклей, но так получилось, мне захотелось. Или, скажем, в Достоевском сможем ли мы… который сейчас в театре «Человек» будет в марте премьера «Кроткие», по рассказу Достоевского, смогу ли я современно адаптировать, чтобы было понятно, чтобы не было разницы в несколько веков?

Павел Давыдов: А как же быть с проблемой, которая известна многим актерам: роль не нравится или просто не получается? Вам это присуще? С Вами такое бывало?

Владимир Скворцов: Театр и актерская или режиссерская вещи, если ты находишься в спайке с режиссером, если ты… вообще актер транслирует режиссера, по большому счету он никогда… мне одни человек сказал, что это краска, палитра, ты – краска из палитры. Конечно, я личность, режиссер вбирает меня, как личность, значит он мне доверяет. Я доверяю абсолютно, поэтому если я соглашаюсь на какой-то проект, как актер, то для меня это… я доверяю… не может не получиться. То есть я не могу сказать, что я не настроен на успех, вообще всегда важен больше процесс.

Павел Давыдов: А от чего зависит универсальность актера: от таланта или всю эту универсальность можно воспитать в себе?

Владимир Скворцов: От свободы артистической.

Павел Давыдов: Но она, к сожалению, присуща немногим актерам российской сцены.

Владимир Скворцов: Ее можно воспитать в себе. Я имею ввиду, свобода, не в смысле: давай, раздевайся, и я раздеваюсь без проблем…

Павел Давыдов: Но отчасти это тоже свобода, самовыражение…

Владимир Скворцов: Это еще одна такая ступень. Я в свое время это сделал и совершенно не жалею, тут ничего нет такого страшного… Тут другое, свобода в актерстве должна быть… не знаю, я говорю о том, что… вот, Вы говорите – наркотик. Не знаю, вот выходишь на сцену – там уже другая жизнь: актеры, зрители, все совсем по-другому. Воспринимается через какую-то призму, ты под увеличительным стеклом.

Павел Давыдов: Знаете, что мне очень нравится в Вашем творчестве, то, что Вы работаете не только со столичной публикой, но и уезжаете в регионы, в провинцию мы даже тему этой студии обозначили так – «Провинциальная премьера». Скажите, пожалуйста, в 2018 году, где бывали, с какими премьерами, и что запенилось лично Вам?

Владимир Скворцов: У меня был, можно сказать, прорывный год, я начал заниматься режиссурой очень активно…

Павел Давыдов: Да, в сентябре Вы возглавили Московский драматический театр «Человек»…

Владимир Скворцов: Это как итог…

Павел Давыдов: Это так, на всякий случай…

Владимир Скворцов: Это как итог моей бурной режиссерской деятельности, мне захотелось отдаться… в эту сторону отдать себя полностью. И надо сказать, не то, что успешно, но это интересно. Несколько лет назад мой друг, продюсер, Ольга Галактионова, предложила мне проект, который назывался: «Мы, нижеподписавшиеся», это был интересный проект, направленный на соединение Москвы и регионов, то есть, берутся «звезды»…

Павел Давыдов: Столичные, да?

Владимир Скворцов: Столичные и внедряются в провинциальный большой театр с большой судьбой, с хорошим репертуаром, с классной труппой. Внедряются, перемешиваются, и выдается проект. Вот таким проектом стал проект Москвы и Нижнетагильского драматического театра, который придумала Ольга Галактионова, который был подарком к 80-летию «Уралвагонзавода», который находится в Нижнем Тагиле. Мы сделали «Мы, нижеподписавшиеся» по пьесе Гельмана, короче говоря, получился спектакль достаточно любопытным и считается успешным. Он недолго просуществовал, к сожалению, но мы 2 раза были в Москве на гастролях с очень неплохим резонансом и даже получили премию региональную, как лучший проект . По-моему, «Браво», премия «Браво», Уральского округа.

Павел Давыдов: Провинциальная публика отличается от столичного зрителя по восприятию, по тому, как они реагируют на разные современные, назовем, подходы театральные?

Владимир Скворцов: Наверное, да. Я-то вообще немного самобытный, как меня называют, режиссер, я люблю всякие эффекты, я люблю саундэффекты, я люблю визуальные световые эффекты, у меня хорошая команда, у меня Маша Арбасова работает, народный художник России, Сергей Скорнецкий по свету, лауреат премии «Золотая маска», то есть с командой все в порядке. Естественно, не могу сказать, что зрителю это все сначала сразу «хавают», но они постепенно, постепенно входят в проект, в спектакль, и я не могу сказать, что разница. Мы привозили «Мы, нижеподписавшиеся» в Москву, я не могу сказать, что разница была. Но, наверное, там более трепетно относятся к театру, там люди приходят, скажем, последний спектакль мой региональный, я ставил в Норильске «Пиковая дама», это было в июле, премьера была в июле, и сейчас с успехом он идет, даже несколько спектаклей сам там сыграл, роль Чекалинского… такой был договор, мне захотелось одну из ролей. И тоже артисты приняли замечательно, и мы сдружились, всегда переписываемся друг с другом, самое главное – команда. Так вот, зрители… приходят женщины, переодевают туфли, приходят в вечерних платьях, бриллиантах, что я давно не видел, только в Большом театре, девушки готовятся. А там обязательное посещение… парикмахера, вот, я иду в театр… И аплодируют все, после любого спектакля, стоя, зал поднимается и овации, долгие овации…а по восторгу, ну да, им там кричат и «Браво!» и улюлюкают, как в Москве, не могу сказать, что очень отличаются.

Павел Давыдов: Но 2019-й – это Год театра в России, на Ваш взгляд, какими должны стать предстоящие 12 месяцев?

Владимир Скворцов: Мои 12 месяцев?

Павел Давыдов: Ваши, в том числе, Вы все-таки режиссер театра.

Владимир Скворцов: Мой театр, «Человек», будет развиваться очень интенсивно, мы сейчас очень много работаем, после спектакля «Биография», у меня будет «Гамлет» в этом сезоне, и вообще мы открываем сезон актуализации русской классики. Кроме того, будет премьера, как раз, «Кроткие», спектакля, который я сделал, и премьеру которого я играл в Челябинске…

Павел Давыдов: Все взаимосвязано…

Владимир Скворцов: То есть, был московский проект, но был сыгран… была мировая премьера… был сыгран в Челябинске на фестивале «Человек-театр», было принципиальное условие – я не хотел играть в Москве, именно премьеру премьер.

Павел Давыдов: Владимир, а почему Вы ничего не говорите про 45-летие театра, которое Вы отмечаете в этом году?

Владимир Скворцов: Сейчас я к этому подхожу. Театр «Человек» отмечает 45 лет в этом году, как Вы сказали, будет сделано множество интереснейших мероприятий. Мы планируем фестиваль даже целый, опять же, по привлечению региональных театров, мы хотим вывезти их в Москву, дай Бог, и открываем сезон, который называется: «Актуализация русской классики», русскими текстами пьес, которые, может быть, заметны или забыты, и посмотреть на них с другого ракурса. И потом, возможно, сейчас ведутся переговоры… я еще сделаю один большой спектакль в одном из крупных региональных театров.

Павел Давыдов: Владимир, в этой студии мы часто ищем ответ на вопрос: от кого или от чего зависит развитие абсолютно разных сфер, а в данном случае, все-таки, сферы театра в нашей стране? Как Вы считаете? Как бы Вы ответили на него?

Владимир Скворцов: Тут от совокупности всего… Конечно, зритель ходит на то, что интересно, зритель не может приходить на то, что ему не нравится…

Павел Давыдов: Но художнику не всегда дают возможность выразиться…

Владимир Скворцов: Да, да, да… Поэтому, конечно же, хочется, чтобы власти… ну, для меня хочется, чтобы бюджет чуть увеличили театров, и чтобы внимания больше этому уделялось, есть, действительно, организации: Министерство культуры, Департамент по культуре г. Москвы, которые помогают, но театров очень много сейчас в Москве, и конкуренция, конечно, невиданная. И вообще, заявление, что театр в кризисе, я пока про это не хочу, я пришел только, какой кризис? У меня жизнь только начинается.

Павел Давыдов: Вот на этом и поставим многоточие, но прежде, чем Вас отпустить, позвольте уточню: Вы когда-нибудь играли в школьном театре в молодости?

Владимир Скворцов: В школьном театре я не играл, но сейчас есть, до сих пор, при Московском городском дворце пионеров и школьников на Ленинских горах Театр юных москвичей. Там играли множество артистов: я, вместе со мной Вика Толстоганова, из известных, Ольга Кабо, мы как-то вместе… А до этого была Гундарева, а до этого – Лев Дуров, какая-то плеяда совершенно «звезд», и место тоже знаковое и намоленное, хотелось бы, чтобы тоже этой организации открыли дверь, какое-то финансирование, все-таки театр для детей, юношество тоже нуждается в помощи, не только драматические театры. Поэтому я там, в общем-то, и начал, проводил все свободное время с 3-го класса до армии там, поэтому я занимался исключительно театром всю свою сознательную жизнь.

Павел Давыдов: Дело в том, что сейчас мы покажем нашим зрителям замечательный сюжет из Липецкой области, где уже 25 лет работает школьный театр «Фаэтон». А Вас я благодарю за эту беседу, хочу пожелать Вам все-таки творческой свободы, преданных зрителей и оставаться настоящим шаманом в мире театрального искусства! Спасибо Вам большое!

Владимир Скворцов: Спасибо!

Павел Давыдов: У нас в гостях был известный актер театра и кино, заслуженный артист России, главный режиссер Московского драматического театра «Человек», Владимир Скворцов.