За несколько последних десятилетий мы уже привыкли к различным интерпретациям, разработкам отдельных сюжетных мотивов и прочим «перетолкованиям» трагедии, известной некогда в единственном варианте: «Гамлет» Шекспира. Позже с любопытством, порой и с абсолютным приятием воспринимали такие пьесы, как «Убийство Гонзаго» Недялко Йорданова, «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» Томаса Стоппарда, «Гамлет машина» Хайнера Мюллера. Постепенно привыкали и к классическим персонажам, не просто переодетым по нынешней моде, но и ведущим себя по современным стандартам…

Все это либо раздражало, либо привлекало — в зависимости от зрительских вкусов. Кто-то оставался приверженным навсегда к классическим образцам, кого-то влекло новаторство режиссеров. Но так или иначе сюжет о принце Датском оставался в восприятии привязанным исключительно к имени Уильяма Шекспира — даже в те времена, когда авторство его стало подвергаться сомнениям.

Подробнее…